Признание недействительной сделки и применение последствий её недействительности. - Юристы в Вологде. Консультации, иски, суды.

юристы
Вологда
Компания
Юридическая
Вологодская
Вологодская
Юридическая
Компания
СЕВЕРНЫЙ
КОНСАЛТИНГОВЫЙ
ЦЕНТР
т. (8172) 50-11-94
т. +7-900-558-58-22
Просто спросите у нас
Перейти к контенту
дела
Признание недействительной сделки и применение последствий её недействительности
13.09.2017 Четырнадцатым арбитражным апелляционным судом в составе председательствующего Козловой С.В., судей Журавлева А.В. и Шумиловой Л.Ф. по делу № А44-8616/2015 оставлено в силе определение Арбитражного суда Новгородской области от 26 мая 2017 года по делу № А44-8616/2015, ранее вынесенное в пользу нашего доверителя (ответчика по делу), апелляционная жалоба оппонента по делу оставлена без удовлетворения. Предметом спора являлось признание недействительной сделки и применение последствий её недействительности в виде взыскания с ответчика действительной рыночной стоимости отчужденного имущества.
ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ
АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ул. Батюшкова, д.12, г. Вологда, 160001
E-mail: 14ap.spravka@arbitr.ru, http://14aas.arbitr.ru

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

14 сентября 2017 года                                                                     г. Вологда                                                           Дело № А44-8616/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 13 сентября 2017 года.

В полном объёме постановление изготовлено 14 сентября 2017 года.

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Козловой С.В., судей Журавлева А.В. и Шумиловой Л.Ф. при ведении протокола секретарем судебного заседания Воробьевой С.Ю.,

при участии от Боровичского торгового потребительского кооператива Барболина О.В. по доверенности от 17.08.2017,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу конкурсного управляющего Боровичского районного потребительского общества Лавлинского Павла Васильевича на определение Арбитражного суда Новгородской области от 26 мая 2017 года по делу № А44-8616/2015 (судья Бударина Е.В.),

у с т а н о в и л:

конкурсный управляющий Боровичского районного потребительского общества (местонахождение: 174411, Новгородская обл., г. Боровичи, ул. Советская, д. 55; ОГРН 1135321002717; ИНН 5321172145; далее - Райпо, Должник) Лавлинский Павел Васильевич, ссылаясь на пункты 1, 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве), статьи 10, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), обратился в Арбитражный суд Новгородской области в рамках дела о банкротстве Райпо с заявлением к Боровичскому торговому потребительскому кооперативу (местонахождение: 174411, Новгородская обл., г. Боровичи, ул. Декабристов, д. 4; ОГРН 1155321005322; ИНН 5320026085; далее - Кооператив) о признании недействительной сделки Должника - договора о внесении паевого взноса от 28.07.2015 и применении последствий его недействительности в виде взыскания с ответчика действительной рыночной стоимости имущества (с учетом уточнения заявленного требования в порядке части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).
Определением от 31.03.2017 к участию в рассмотрении настоящего обособленного спора в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: общество с ограниченной ответственностью «Баккара» (местонахождение: 174411, Новгородская обл., г. Боровичи, ул. Декабристов, д. 4; ОГРН 1065321054479; ИНН 5321107749; далее - Общество) и Шанин Андрей Николаевич (Новгородская обл., Боровичский р-н, д. Жадины).
Определением от 26.05.2017 в заявлении отказано.
Лавлинский П.В. с судебным актом не согласился, в апелляционной жалобе, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, несоответствие выводов, изложенных в определении, обстоятельствам дела, просил его отменить и удовлетворить заявленные требования. По мнению подателя жалобы, спорная сделка совершена при неравноценном встречном исполнении другой стороной и является недействительной по пункту 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве. Полагает, что имеются основания сомневаться в обоснованности экспертного заключения по определению рыночной стоимости объекта недвижимости, поскольку оно выполнено с нарушением пункта 5 Федерального стандарта оценки «Требования к отчету об оценке (ФСО № 3)», утвержденного приказом Минэкономразвития России от 20.05.2015 № 299 (далее - ФСО № 3), и подпункта «е» пункта 22 Федерального стандарта оценки «Оценка недвижимости (ФСО № 7)», утвержденного приказом Минэкономразвития России от 25.09.2014 № 611299 (далее - ФСО № 7). Считает определенную экспертом рыночную стоимость заниженной. Конкурсный управляющий ходатайствовал о рассмотрении апелляционной жалобы в его отсутствие.
Представитель Кооператива в судебном заседании доводы жалобы отклонил по основаниям, приведенным в отзыве.
Третьи лица в отзывах на апелляционную жалобу просили в ее удовлетворении отказать.
Апелляционная жалоба рассмотрена в отсутствие истца и третьих лиц, надлежащим образом уведомленных о времени и месте разбирательства дела, в соответствии со статьями 123, 156, 266 АПК РФ.
Заслушав объяснения представителя ответчика, исследовав собранные доказательства, проверив законность и обоснованность судебного акта, арбитражный суд апелляционной инстанции находит жалобу не подлежащей удовлетворению.
Как следует из материалов дела, определением от 22.12.2015 по заявлению конкурсного кредитора в отношении Должника введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Малышев Андрей Вячеславович.
Решением от 13.04.2016 наблюдение прекращено, Райпо признано банкротом, в отношении его открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев; конкурсным управляющим утвержден Лавлинский Павел Васильевич.
Срок конкурсного производства продлевался, в последний раз определением от 11.04.2017 срок процедуры продлен до 12.10.2017.
Судом первой инстанции установлено, что 28.07.2015 Райпо (пайщик) и Кооперативом заключен договор о внесении паевого взноса, по условиям которого пайщик в целях удовлетворения материальных и иных потребностей членов потребительской кооперации внес целевой паевой взнос в виде передачи в собственность Кооператива на его уставную деятельность одноэтажное здание магазина У переезда с кадастровым номером 53:22:010714:01:7269/3 площадью 291,7 кв. м, расположенное по адресу: Новгородская обл., г. Боровичи, ул. Окуловская.
Пунктом 1.2 договора определено, что стоимость вносимого пая составляет 1 314 817 руб. 84 коп.; оплата пая производится Кооперативом по согласованному сторонами графику, начиная с 10.08.2015 до 10.07.2020 в виде ежемесячных платежей в размере 21 913 руб. 63 коп., который является неотъемлемой частью договора.
Райпо передало Кооперативу в июле 2015 года спорное здание магазина по акту приема-передачи.
Переход права собственности к Кооперативу на предмет договора 11.08.2015 зарегистрирован Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии по Новгородской области.
Полагая, что указанный договор является недействительной сделкой по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве и пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, конкурсный управляющий 04.07.2016 обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции признал их необоснованными по праву.
Оценив доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела, апелляционная инстанция не находит оснований не согласиться с вынесенным определением.
В силу статьи 32 Закона о банкротстве и части 1 статьи 223 АПК РФ дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).
В соответствии с пунктом 3 статьи 129 упомянутого Закона конкурсный управляющий вправе подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником, и совершать другие действия, предусмотренные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и направленные на возврат имущества должника.
Пунктом 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве предусмотрено, что сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, указанным в названном Законе. В силу пункта 3 той же статьи под сделками, которые могут оспариваться по правилам главы III.1 Закона о банкротстве, понимаются в том числе действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, а также действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти.
В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Постановление № 63) разъяснено, что по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств.
В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.
Для признания сделки недействительной по основанию, указанному в пункте 1 названной статьи, лицу, требующему признания сделки недействительной, необходимо доказать, а суд должен установить следующие обстоятельства: заключение сделки в течение года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления (данный срок является периодом подозрения, который устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота); неравноценное встречное исполнение обязательств.
В пункте 9 Постановления № 63 разъяснено, что если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с этим наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.
Согласно пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:
стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации - десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;
должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;
после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.
В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:
а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 Постановления № 63).
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
Согласно абзацам второму - пятому пункта 2 статьи 61.2 названного Закона цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:
а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;
б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Установленные абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.
При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах тридцать третьем и тридцать четвертом статьи 2 упомянутого Закона. Для целей применения содержащихся в абзацах втором - пятом пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпций само по себе наличие на момент совершения сделки признаков банкротства, указанных в статьях 3 и 6 Закона, не является достаточным доказательством наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества.
В силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.
Из материалов дела следует, что оспариваемый конкурсным управляющим договор от 28.07.2015 заключен менее чем за год до принятия заявления о признании Должника банкротом (02.11.2015) и, как следствие подпадает по сроку совершения под действие пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве. Райпо и Кооператив являются заинтересованными лицами, поскольку Кооператив создан в процессе реорганизации Райпо в форме выделения и спорный договор с обеих сторон подписан Смирновой Антониной Павловной - председателем правления Кооператива и исполняющим обязанности председателя правления Райпо.
Отказывая в признании недействительным договора о внесении паевого взноса от 28.07.2015, суд первой инстанции указал, что фактически сторонами заключен договор купли-продажи здания магазина, поскольку из его содержания следует обязанность Кооператива осуществить оплату объекта недвижимости, вносимого в качестве пая, и сослался на недоказанность неравноценного встречного исполнения договора другой стороной сделки (покупателем - Кооперативом).
Оснований не согласиться с данным выводом апелляционный суд не усматривает.
Как указано в абзацах третьем и четвертом пункта 8 Постановления № 63, неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.
В целях установления рыночной стоимости предмета договора на момент его заключения судом определением от 08.11.2016 назначена оценочная экспертиза, производство которой поручено эксперту общества с ограниченной ответственностью «Районный центр оценки и кадастра» Беловой Татьяне Яковлевне.
Согласно заключению эксперта от 22.12.2016 № 2016-11/124 рыночная стоимость здания магазина № 26 площадью 291,7 кв. м с кадастровым (условным) номером 53:22:0000000:4420, расположенного по адресу: Новгородская обл., г. Боровичи, ул. Окуловская, д. 2, по состоянию на 28.07.2016 составляет 1 410 000 руб., в том числе налог на добавленную стоимость в сумме 215 085 руб.
Оценив представленные сторонами доказательства, условие спорного договора о цене (1 314 817 руб. 84 коп.), заключение эксперта, документы об оплате Кооперативом в период с сентября по октябрь 2015 года стоимости приобретенного здания в сумме 1 317 592 руб. 90 коп., суд пришел к выводу о том, что рыночная стоимость здания магазина существенно не превышает стоимость встречного исполнения и в связи с этим об отсутствии оснований для признания спорной сделки недействительной как по пункту 1, так и по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Апелляционный суд находит этот вывод правильным, основанным на установленных по делу фактических обстоятельствах и нормах действующего законодательства, поэтому утверждение заявителя о том, что спорная сделка совершена при неравноценном встречном исполнении другой стороной и является недействительной по пункту 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, ошибочно.
Мнение конкурсного управляющего о том, что экспертом занижена рыночная стоимость здания магазина и имеются основания сомневаться в обоснованности экспертного заключения, поскольку оно выполнено с нарушением пункта 5 ФСО № 3 и подпункта «е» пункта 22 ФСО № 7 нельзя признать обоснованным.
Как следует из материалов дела, Лавлинский П.В. в ходе разбирательства дела в суде первой инстанции выдвигал аналогичные доводы, в связи с этим по ходатайству его представителя для дачи пояснений по заключению Белова Т.Я. была приглашена в судебное заседание, назначенное на 28.03.2017. Эксперт ответил на вопросы лиц, участвующих в деле, и суда; ответы Беловой Т.Я. на дополнительные вопросы занесены в протокол судебного заседания (том 2Г2, лист 30). Иных возражений после данных пояснений у конкурсного управляющего не возникло.
В материалах дела и в пояснениях эксперта усматривается, что вопреки мнению заявителя отчет об оценке содержит информацию, существенную с точки зрения стоимости объекта оценки (пункт 5 ФСО № 3), которая подтверждена должным образом. Имеется техническая документация на объект исследования, копии объявлений о продаже объектов-аналогов, ссылки на используемую в расчетах справочную информацию.
Довод конкурсного управляющего о неправильном расчете рыночной стоимости объекта исследования доходным подходом отклоняется, поскольку такой расчет в спорном заключении отсутствует.
Ссылка Лавлинского П.В. на некорректность применения экспертом затратного подхода, несостоятельна, противоречит положениям подпунктов «а» и «б» пункта 24 ФСО № 7.
Не может быть принят во внимание и довод заявителя о ненадлежащем определении экспертом величины износа объекта оценки.
Согласно пункту 25 ФСО № 7 оценщик вправе использовать иную методологию расчетов и самостоятельно определять метод (методы) оценки недвижимости в рамках каждого из выбранных подходов, основываясь на принципах существенности, обоснованности, однозначности, проверяемости и достаточности. При этом в отчете об оценке необходимо привести описание выбранного оценщиком метода (методов), позволяющее пользователю отчета об оценке понять логику процесса определения стоимости и соответствие выбранного оценщиком метода (методов) объекту недвижимости, принципам оценки, определяемому виду стоимости и предполагаемому использованию результатов оценки.
Как указано в письменных пояснениях Беловой Т.Я., при определении физического износа здания магазина (60 %) она использовала метод хронологического возраста с учетом того, что объект оценки 1950 года постройки, в нем никогда не проводилась реконструкция и на протяжении длительного времени не было никаких капитальных ремонтов. А поскольку объект подвергался физическому, функциональному и экономическому износу, расчет износа произведен методом разбиения, о чем имеются пояснения на странице 22 экспертного заключения.
Утверждение конкурсного управляющего о том, что фотографии, сделанные экспертом, отражают только негативные особенности объекта оценки, основано на предположении, поэтому во внимание не принимается.
Таким образом, представленными в дело доказательствами не подтверждена совокупность обстоятельств, необходимая для признания договора от 28.07.2015 недействительным по статье 61.2 Закона о банкротстве.
Суждений, которые бы позволили усомниться в его правильности, в апелляционной жалобе не содержится.
Апелляционный суд полагает возможным согласиться и с выводом суда первой инстанции об отсутствии доказательств недобросовестного осуществления сторонами спорной сделки при ее заключении гражданских прав (злоупотребление правом) (статья 10 ГК РФ).
По общему правилу пункта 5 указанной статьи Кодекса добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
По смыслу этой нормы для признания действий каких-либо лиц злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел таких лиц был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной их целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.
В данном случае таких обстоятельств с достаточной очевидностью из материалов дела не следует, поэтому правовые основания для удовлетворения заявленных конкурсным управляющим требований отсутствовали.
Несогласие заявителя с выводами суда, иная оценка им фактических обстоятельств дела и иное толкование гражданского законодательства и законодательства о банкротстве не означают допущенной при рассмотрении дела ошибки и не подтверждают нарушение судом норм материального права, в связи этим оснований для отмены судебного акта от 26.05.2017 не имеется.
Нарушений норм процессуального права, в том числе предусмотренных частью 4 статьи 270 АПК РФ, при рассмотрении заявления об оспаривании сделки Должника не допущено. При таких обстоятельствах апелляционная жалоба конкурсного управляющего по приведенным в ней доводам удовлетворению не подлежит.
Руководствуясь статьями 268, 271, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

п о с т а н о в и л :

определение Арбитражного суда Новгородской области от 26 мая 2017 года по делу № А44-8616/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу конкурсного управляющего Боровичского районного потребительского общества Лавлинского Павла Васильевича - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в месячный срок.

Председательствующий                                                                                                                                                                С.В. Козлова

Судьи
А.В. Журавлев
Л.Ф. Шумилова



Назад к содержимому