Юристы в Арбитражный суд Северо-Западного округа - Юристы в Вологде.

Юристы в Вологде
Вологодская юридическая компания
СЕВЕРНЫЙ КОНСАЛТИНГОВЫЙ ЦЕНТР
ПРОСТО СПРОСИТЕ У НАС
тел. (8172) 50-11-94
тел. +7-900-558-58-22
Просто спросите у нас: тел. (8172) 50-11-94, +7-900-558-58-22
Северный Консалтинговый Центр
Вологодская юридическая компания
Юристы Вологда
Просто спросите у нас: тел. (8172) 50-11-94; +7-900-558-58-22
Перейти к контенту
- (8172) 50-11-94; +7-900-558-58-22 -
- ПРОСТО СПРОСИТЕ У НАС -
дела
Арбитражный суд Северо-Западного округа поддержал позицию наших юристов.
02.07.2019 Арбитражным судом Северо-Западного округа (в составе председательствующего Богаткиной Н.Ю., судей Зарочинцевой Е.В., Колесниковой С.Г.) по делу № А13-17100/2017 отказано в удовлетворении кассационной жалобы наших оппонентов на судебные акты Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда и Арбитражного суда Вологодской области, которые ранее были вынесены в пользу нашего доверителя. Ранее, судами первой и апелляционной инстанций было отказано в удовлетворении заявлений акционерного общества «Рыбинскэлектротранс» и акционерного общества «ТрансМашКонсорциум» о привлечении к субсидиарной ответственности нашего доверителя – руководителя предприятия-должника ООО «ТрансВод» (осуществляло пассажирские перевозки троллейбусами на территории города Вологды), а также учредителей данного предприятия в лице муниципального унитарного предприятия жилищно-коммунального хозяйства муниципального образования «город Вологда» «Вологдагорводоканал», муниципального образования «город Вологда» в лице Администрации города Вологды, акционерного общества «Вологдагортеплосеть»
АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА
ул. Якубовича, д.4, Санкт-Петербург, 190000 http://fasszo.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

05 июля 2019 года                Дело № А13-17100/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 02 июля 2019 года.
Полный текст постановления изготовлен 05 июля 2019 года

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Богаткиной Н.Ю., судей Зарочинцевой Е.В., Колесниковой С.Г.,
при участии от акционерного общества «ТрансМашКонсорциум» представителя Дейнека В.В. (доверенность от 20.04.2017), от акционерного общества «Рыбинскэлектротранс» представителя Дейнека В.В. (доверенность от 01.07.2019), от Маслова Ю.А. представителя Барболина О.В. (доверенность от 24.10.2018), от администрации города Вологды представителя Красильниковой Е.В. (доверенность от 05.12.2017), от акционерного общества «Вологдагортеплосеть» представителя Парфеновой Т.С. (доверенность от 14.11.2018), от муниципального унитарного предприятия жилищно - коммунального хозяйства «Вологдагорводоканал» представителя Молкановой- Фомичевой Н.Л. (доверенность от 10.01.2019),
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы акционерного общества «Рыбинскэлектротранс» и акционерного общества «ТрансМашКонсорциум» на определение Арбитражного суда Вологодской области от 25.02.2019 (судья Олькова В.В.) и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2019 (судьи Писарева О.Г., Журавлев А.В., Шумилова Л.Ф.) по делу № А13-17100/2017,

у с т а н о в и л:

Определением суда от 19.12.2017 в отношении общества с ограниченной ответственностью «ТрансВод» (далее - Общество, ООО «ТрансВод»), введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Ветчинкин Алексей Геннадьевич.
Акционерное общество «Рыбинскэлектротранс» (далее - АО «Рыбинскэлектротранс») 27.04.2018 обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности директора Общества Маслова Ю.А. и учредителя Общества - муниципальное унитарное предприятие жилищно-коммунального хозяйства муниципального образования «город Вологда» «Вологдагорводоканал» (далее - МУП ЖКХ «Вологдагорводоканал») и взыскании солидарно 9 027 900 руб.
Акционерное общество «ТрансМашКонсорциум» (далее - АО «ТрансМашКонсорциум») 02.08.2018 обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности директора Общества Маслова Ю.А. и учредителей - муниципальное унитарное предприятие жилищно-коммунального хозяйства муниципального образования «город Вологда» «Вологдагорводоканал» (далее - МУП ЖКХ «Вологдагорводоканал»), муниципальное образование «город Вологда», в лице администрации города Вологды и взыскании солидарно 985 929,61 руб.
Определением суда от 01.06.2018 производство по делу о банкротстве должника прекращено.
Определением суда от 30.08.2018 заявления АО «Рыбинскэлектротранс» и АО «ТрансМашКонсорциум» объединены в одно производство для совместного рассмотрения.
В обоснование недобросовестности действий руководителя Общества заявители ссылаются на непогашенную кредиторскую задолженность, взысканную судебными актами.
Определением суда от 25.02.2019 в удовлетворении заявлений отказано. Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2019 определение суда от 25.02.2019 оставлено без изменения.
В кассационных жалобах АО «Рыбинскэлектротранс» и АО «ТрансМашКонсорциум», ссылаясь на неполное выяснение судами фактических обстоятельств дела, нарушающим законные права и интересы заявителей, просят определение от 25.02.2019 и постановление от 19.04.2019 отменить, принять новый судебный акт, удовлетворить заявленные требования.
По мнению АО «Рыбинскэлектротранс» должник, используя имущество АО «Рыбинскэлектротранс» начиная с 01.03.2016 по 30.04.2017 без надлежащего оформления договора аренды, нарушил имущественные права кредитора, так как используемое имущество является ключевым при осуществлении деятельности по перевозке пассажиров городским наземным электрическим транспортом (троллейбусами). Решение об использовании имущества принималось директором Общества Масловым Ю.А., с нарушением принципов добросовестности и разумности, данные действия выходили за пределы обычного делового риска и не соответствовали обычным условиям гражданского оборота. Податель жалобы указывает, что деятельность должника с момента его создания являлась убыточной, о чем ответчики не могли не знать, судами были полностью проигнорированы доводы кредитора о том, что ответчики не приложили необходимых усилий для преодоления финансовых затруднений и действовали неразумно и экономически необоснованно с самого начала создания Общества.
По мнению АО «ТрансМашКонсорциум» руководитель и учредители должника обязаны были обратиться в суд с заявлением о возбуждении в отношении Общества дела о банкротстве 29.03.2016, а обратились только спустя 1,5 года - 12.10.2017. Ответчики действовали недобросовестно и незаконно, их бездействием и был причинен ущерб. Кроме того, податель жалобы считает, что учредителями Общества не предпринимались действия по предупреждению банкротства, а именно не был сформирован достаточный уставный фонд, не было передано имущество и активы для осуществления деятельности по осуществлению перевозок электрическим транспортом для перевозки пассажиров в городе Вологда.
АО «Вологдагортеплосеть», МУП ЖКХ «Вологдагорводоканал» представлены отзывы, считают кассационные жалобы не подлежащими удовлетворению.
В судебном заседании представитель АО «ТрансМашКонсорциум», АО «Рыбинскэлектротранс» поддержал доводы, приведенные в кассационных жалобах, представители Маслова Ю.А., администрации города Вологды, АО «Вологдагортеплосеть», МУП ЖКХ «Вологдагорводоканал» возражали против удовлетворения кассационных жалоб.
Остальные участвующие в деле лица надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, однако представителей в судебное заседание не направили, их отсутствие в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) не является препятствием для рассмотрения жалобы.
Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.
Как следует из материалов дела, в обоснование заявления о привлечении контролирующего лица и учредителей к субсидиарной ответственности кредиторы указали на неисполнение Масловым Ю.А. обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом) при наличии у общества признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества и на недобросовестные действия, в результате которых стало невозможным полное погашение требований кредиторов (пункт 1 статьи 61.11 Закона о банкротстве).
Суд первой инстанции пришел к выводу, что действия Маслова Ю.А. не выходили за пределы обычной хозяйственной деятельности, являлись добросовестными и разумными поскольку, в связи с увеличением кредиторской задолженности руководителем должника и учредителями Общества разрабатывался антикризисный план и в администрацию направлялись предложения по выводу должника на безубыточную работу, заявителями не были предоставлены доказательства вины, наличия причинно-следственной связи между действиями директора Общества и учредителей и возникновением причин, повлекших банкротство Общества. Также судом указано, что заявителем не представлено какого-либо обоснования в части указания срока подачи заявления о признании должника банкротом.
Суд апелляционной инстанции выводы суда первой инстанции поддержал.
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела и проверив правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, приходит к следующим выводам.
Поскольку субсидиарная ответственность по своей правовой природе является разновидностью гражданско-правовой ответственности, то применению подлежат материально-правовые нормы, действовавшие на момент совершения вменяемых ответчику действий.
В силу пункта 1 статьи 61.11 Закона о банкротстве, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника. Неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд (пункт 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве).
В силу пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если: удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами; органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; органом, уполномоченным собственником имущества должника - унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника; должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества; имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством; настоящим Федеральным законом предусмотрены иные случаи. Согласно пункту 2 статьи 9 Закона о банкротстве заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в случаях, предусмотренных пунктом 1 данной статьи, в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц, с даты возникновения соответствующих обстоятельств.
В частности, в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее - Постановление № 53) разъяснено, что обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве.
В пункте 12 Постановления № 53 разъяснено, что согласно абзацу 2 пункта 2 статьи 61.12 Закона о банкротстве презюмируется наличие причинно-следственной связи между неподачей руководителем должника, ликвидационной комиссией заявления о банкротстве и невозможностью удовлетворения требований кредиторов, обязательства перед которыми возникли в период просрочки подачи заявления о банкротстве.
В силу статьи 2 Закона о банкротстве под недостаточностью имущества понимается превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника; а под неплатежеспособностью - прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.
Судами установлено, что Общество было создано 29.02.2016, основным видом деятельности Общества являлась перевозка пассажиров городским наземным электрическим транспортом, реализация основного перечня услуг производилась по тарифам, утвержденных не должником.
В заявление АО «ТрансМашКонсорциум» указало, что руководитель и учредители должника обязаны были обратиться в суд с заявлением о возбуждении в отношении Общества дела о банкротстве 29.03.2016.
Однако, учитывая даты создания должника, а также периоды возникновения задолженности перед иными кредиторами, указанными самим АО «ТрансМашКонсорциум» в заявлении, а также данными бухгалтерского баланса за 2016 год, следует, что на момент 29.03.2016 Общество не могло располагать информацией, достоверно свидетельствующей о его неблагоприятном финансовом состоянии.
Представленная в материалы обособленного спора переписка, также свидетельствует о том, что на протяжении всего периода деятельности Обществом предпринимались меры по выводу организации на безубыточную деятельность.
При наступлении кризисной ситуации 17.11.2017 должник обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом.
При этом суды также установили, что руководителем и учредителями должника предпринимались меры для продолжения исполнения обществом своих обязательств.
Как пояснил представитель Маслова Ю.А. в судебном заседании кассационной инстанции и следует из отзыва Маслова Ю.А. должник производил оплату арендных платежей в период с марта по август 2016 года в размере 150 000 руб., так как полагал что сумма арендных платежей, предъявляемая АО «Рыбинскэлектротранс» за пользование имуществом в размере 750 000 руб., является завышенной. Должником были предприняты меры к урегулированию вопроса стоимости арендной платы, как путем направления протокола согласования цены с ежемесячной арендной платой 150 000 руб., так и путем обращения в суд об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора аренды недвижимого имущества (дело № А13-5686/2016). В иске было отказано.
Сам по себе признак недостаточности имущества у должника не может свидетельствовать о наступлении обязанности у ответчика подать заявление о признании общества несостоятельным (банкротом).
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 18.07.2003 № 14-П, даже формальное превышение размера кредиторской задолженности над размером активов, отраженное в бухгалтерском балансе должника, не является свидетельством невозможности общества исполнить свои обязательства. Такое превышение не может рассматриваться как единственный критерий, характеризующий финансовое состояние должника, а приобретение отрицательных значений не является основанием для немедленного обращения в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве.
На основании изложенного, суды обеих инстанций пришли к правильному выводу о непредставлении кредиторами доказательств того, что у Маслова Ю.А. и контролирующих лиц 29.03.2016 возникла обязанность по подаче заявления о признании должника банкротом, которую они не исполнили, в связи с чем, правомерно отказали в удовлетворении заявленных требований в этой части.
Суды также не нашли оснований для возложения на Маслова Ю.А. и учредителей субсидиарной ответственности, предусмотренной подпунктом 3 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве.
Как указано в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее Постановление № 53), предполагается, что лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника является контролирующим (пп. 3 п. 4 ст. 61.10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности
(банкротстве)»). Также предполагается, что является контролирующим выгодоприобретатель, извлекший существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение (в том числе посредством недостоверного документооборота), совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим интересом (например, единым производственным и (или) сбытовым циклом), в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки. В этом случае для опровержения презумпции выгодоприобретатель должен доказать, что его операции, приносящие доход, отражены в соответствии с их действительным экономическим смыслом, а полученная им выгода обусловлена разумными экономическими причинами.
Согласно пункту 3 статьи 56 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовавшему в указанный период, учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом либо учредительными документами юридического лица.
Если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.
Как следует из разъяснений, приведенных в пункте 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества, собственник имущества унитарного предприятия, давший обязательные для него указания, и т.п.
Из разъяснений пунктов 16, 17 Постановления № 53, следует, что под действиями (бездействием) контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов, следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы.
Неправомерные действия (бездействие) контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом ("фирмой-однодневкой" и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам.
Доказывая отсутствие оснований привлечения к субсидиарной ответственности, контролирующее лицо вправе ссылаться на то, что банкротство обусловлено исключительно внешними факторами (неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиями и т.п.).
Таким образом, необходимыми условиями для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на учредителя, участника или иных лиц, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия, являются наличие причинно-следственной связи между использованием ответчиком своих прав и (или) возможностей в отношении должника и действиями (бездействием) должника, повлекшими его несостоятельность (банкротство), при обязательном наличии вины ответчика в банкротстве должника.
Наличие причинной связи между обязательными указаниями, действиями названных лиц и фактом банкротства должника с учетом распределения бремени доказывания, установленного в статье 65 АПК РФ, подлежит доказыванию лицом, обратившимся с требованиями в суд.
Несостоятельность (банкротство) должника считается вызванной действиями (бездействием) его учредителем или других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, только в случае, если они использовали указанные право и (или) возможность в целях совершения предприятием действия, заведомо зная, что вследствие этого наступит несостоятельность (банкротство) общества.
Исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, суды пришли к обоснованным выводам о недоказанности того, что неплатежеспособность должника явилась следствием умышленных недобросовестных действий Маслова Ю.А. и учредителей должника.
Доказательств того, что действия Маслова Ю.А. и учредителей должника были направлены на причинение имущественного вреда кредиторам, а также что их действия выходили за пределы обычного предпринимательского риска, не представлено.
Доказательства того, что исполнение должником просроченных обязательств с учетом имеющихся активов и осуществления хозяйственной деятельности безусловно стало невозможно в конкретный момент, АО «ТрансМашКонсорциум», АО «Рыбинскэлектротранс» не раскрыто, обстоятельств, свидетельствующих о том, что в какой-либо период действия Маслова Ю.А. выходили за рамки стандартной управленческой практики и обычного делового оборота применительно к Обществу, осуществляющему деятельность по перевозке пассажиров городским наземным электрическим транспортом (троллейбусами), не установлено.
Как верно отмечено судами, АО «Рыбинскэлектротранс» и АО «ТрансМашКонсорциум» не представило надлежащих доказательств виновности Маслова Ю.А. и учредителей должника в неплатежеспособности (недостаточности имущества) Общества и наличие причинно-следственной связи между действиями Маслова Ю.А. (в том числе по использованию имущества) и невозможностью формирования конкурсной массы должника и удовлетворения требований кредиторов.
Согласно указанной правовой норме пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии, в том числе следующего обстоятельства - причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника (совершения таких сделок по указанию этого лица), включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 данного Федерального закона.
На основании пункта 1 статьи 61.11 Закона о банкротстве (в редакции Федерального закона от 29.07.2017 № 266-ФЗ, подлежащего применению к заявлению конкурсного управляющего) если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника.
Предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии, в частности, следующего обстоятельства: причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника (совершения таких сделок по указанию этого лица), включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона (подпункт 1 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве).
Сделок которые могли бы повлиять на ухудшение финансово-экономического состояния должника в той мере, как если бы были направлены на достижение критического результата в совокупной деятельности должника на пути к объективному банкротству, не совершалось.
На основании изложенного, придя к выводу, что конкурсными кредиторами не доказано наличие всей совокупности условий для привлечения Маслова Ю.А., МУП ЖКХ «Вологдагорводоканал» и МО «город Вологда», в лице администрации города Вологды к субсидиарной ответственности по заявленным основаниям Закона о банкротстве, суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований.
Выводы судов основываются на оценке совокупности обстоятельств, выявленных по результатам оценки материалов дела. Доказательств, опровергающих эти выводы, не представлено.
Каких-либо существенных доводов, свидетельствующих о наличии условий для применения в данном случае исключительной меры ответственности - субсидиарной ответственности контролирующего должника лица и учредителей (пункт 1 Постановления № 53) и способных повлиять на результат рассмотрения настоящего спора, заявителями в кассационных жалобах не приведено.
Само по себе несогласие заявителей жалоб с результатами оценки судами имеющихся в материалах настоящего дела доказательств и с выводами, сделанными на их основе, об отсутствии в данном случае правовых оснований для удовлетворения требований АО «Рыбинскэлектротранс» и АО «ТрансМашКонсорциум», достаточным основанием к отмене состоявшихся по делу судебных актов являться не может, поскольку такая позиция заявителей по сути направлена на переоценку имеющихся в деле доказательств и установленных судами фактических обстоятельств, что в силу положений статьи 286 АПК РФ в суде кассационной инстанции недопустимо.
Нарушений норм процессуального права, являющихся согласно части 4 статьи 288 АПК РФ в любом случае основаниями для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.
В этой связи обжалуемые определение и постановление подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.
Руководствуясь статьями 286, 287, 289 и 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

п о с т а н о в и л:

определение Арбитражного суда Вологодской области от 25.02.2019 и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2019 по делу № А13-17100/2017 оставить без изменения, а кассационные жалобы акционерного общества «ТрансМашКонсорциум» и акционерного общества «Рыбинскэлектротранс» - без удовлетворения.

Председательствующий
Судьи
Н.Ю. Богаткина
Е.В. Зарочинцева
С.Г. Колесникова



Назад к содержимому