Взыскание ущерба в ДТП через арбитражный суд. - Юристы в Вологде.

Вологодская юридическая компания
СЕВЕРНЫЙ КОНСАЛТИНГОВЫЙ ЦЕНТР
ПРОСТО СПРОСИТЕ У НАС
тел. (8172) 50-11-94
тел. +7-900-558-58-22
Просто спросите у нас: тел. (8172) 50-11-94, +7-900-558-58-22
Северный Консалтинговый Центр
Вологодская юридическая компания
Юристы Вологда
Просто спросите у нас: тел. (8172) 50-11-94; +7-900-558-58-22
Перейти к контенту
Взыскание ущерба в ДТП через арбитражный суд.
11.02.2021 Арбитражным судом Вологодской области (судья Курпанова Н.Ю.) по делу № А13-10439/2020 в пользу нашего доверителя взыскан ущерб в дорожно-транспортном происшествии, причиненный в результате столкновения двух грузовых автомобилей, на сумму 4 745 300 рублей.
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ
ул. Герцена, д. 1 «а», Вологда, 160000

Именем Российской Федерации
Р Е Ш Е Н И Е

18 февраля 2021 года
город Вологда
Дело № А13-10439/2020

Резолютивная часть решения объявлена 11 февраля 2021 года.
Полный текст решения изготовлен 18 февраля 2021 года.
Арбитражный суд Вологодской области в составе судьи Курпановой Н.Ю., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Копосовой В.Ю., рассмотрев в судебном заседании дело по иску индивидуального предпринимателя Черникова Виталия Ивановича (ОГРНИП 305682916800010) к индивидуальному предпринимателю Маркову Владимиру Анатольевичу (ОГРНИП 304110205100196) о взыскании 4 745 300 рублей,
третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, Беляев Евгений Рудольфович, акционерное общество «Страховое общество газовой промышленности»,
при участии в судебном заседании: от истца - Барболина О.В. по доверенности от 29.07.2020; индивидуального предпринимателя Маркова В.А. по паспорту; третьего лица - Беляева Е.Р. по паспорту,

у с т а н о в и л:

индивидуальный предприниматель Черников Виталий Иванович (далее -ИП Черников В.И.) обратился в Арбитражный суд Вологодской области с иском к индивидуальному предпринимателю Маркову Владимиру Анатольевичу (далее - ИП Марков В.А.) о взыскании 4 745 300 рублей ущерба, причиненного транспортному средству в результате дорожно-транспортного происшествия, 25 000 рублей судебных расходов в возмещение услуг эксперта по проведенной досудебной оценке и 30 000 рублей в возмещение расходов по оплате услуг представителя.
В обоснование требований сослались на дорожно-транспортное происшествие 05.02.2019 около 16 час. 25 мин. на 386 км федеральной автодороги «Вятка», в Орловской районе Кировской области при участии транспортного средства MAN TGX 18/440 гос. знак Е178УВ35 с прицепом SCHMITZ cargobull гос. знак АН577135 и SCANIA P360LA4X2 HNA гос. знак 0405ЕЕ68 с прицепом SCHMITZ S3 гос. знак АЕ108468.
Определением суда от 12 августа 2020 года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Беляев Евгений Рудольфович, акционерное общество «Страховое общество газовой промышленности» (ОГРН 1027739820921, далее - АО «СОГАЗ»).
Представитель истца в судебном заседании предъявленные требования поддержал в полном объеме.
ИП Марков В.А. в отзыве на исковое заявление и представитель в судебном заседании предъявленные требования отклонил, указав, что не являлся на момент ДТП собственником транспортного средства по причине продаже его Беляеву Е.Р.
Беляев Е.Р. в отзыве на исковое заявление и в судебном заседании подтвердил заключение с ИП Марковым В.А. договора купли-продажи транспортного средства.
АО «СОГАЗ» в отзыве на исковое заявление указало, что произвело страховую выплату ИП Черникову В.И. в размере 400 000 рублей, представило материалы выплатного дела. Ходатайствуют о рассмотрении дела в отсутствии представителя.
Дело рассмотрено в соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).
Исследовав материалы дела, заслушав объяснения представителей сторон и третьего лица, суд считает, что исковые требования подлежат удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, 05.02.2019 на 386 километре федеральной автодороги «Вятка» в Орловском районе Кировской области произошло дорожно-транспортное происшествие (далее - ДТП), участниками которого были: Беляев Е.Р., управляющий автомобилем марки MAN TGX 18/440 гос.знак Е178УВ35 с прицепом SCHMITZ cargobull гос.знак АН577135 и водитель Межуев О.А., управляющий транспортным средством SCANIA P360LA4X2 HNA гос.знак О405ЕЕ68 с прицепом SCHMITZ S3 гос.знак АЕ108468.
Согласно материалам административного дела, материалам уголовного дела (приговор Котельнического районного суда Кировской области) водитель Беляев Е.Р. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации. Данными документами установлено, что водитель Беляев Е.Р., управляя автотранспортным средством, допустил нарушение правил дорожного движения, совершил столкновение с встречным транспортом, движущимся по своей полосе без нарушения правил дорожного движения, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.
Одновременно, в результате данного ДТП автомобиль SCANIA P360LA4X2 HNA гос.знак О405ЕЕ68 с прицепом SCHMITZ S3 гос.знак АЕ108468, принадлежащий ИП Черникову В.И. получил повреждения.
Истец обратился в страховую компанию - АО «СОГАЗ», в которой была застрахована гражданская ответственность владельцев транспортных средств -участников ДТП, за выплатой страхового возмещения. По результатам рассмотрения заявления, страховая компания выплатила истцу страховое возмещение в размере 400 000 рублей.
ИП Черников В.И. обратился к независимому оценщику об определении стоимости восстановительного ремонта принадлежащего ему транспортного средства.
Согласно заключению эксперта Потлова В.В. (заключение от 04.04.2019 № 034/19) стоимость восстановительных ремонтных работ без учета износа заменяемых деталей составила 4 538 600 рублей, стоимость ремонта прицепа без учета износа заменяемых деталей (заключение от 08.04.2019 № 035/19) составила 606 700 рублей.
Общая стоимость составила 5 145 300 рублей.
Исключив из данной суммы размер выплаченного страховой компанией возмещения, истец обратился в суд о взыскании с собственника транспортного средства убытков в размере 4 745 300 рублей.
В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Согласно пункту 1 статьи 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.
Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).
Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей (пункт 1 статьи 1068 ГК РФ).
Как разъяснено в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», согласно статьям 1068, 1079 ГК РФ не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности.
Статья 1082 ГК РФ в качестве одного из способов возмещения вреда предусматривает возмещение убытков согласно пункту 2 статьи 15 ГК РФ.
Под убытками в силу пункта 2 статьи 15 ГК РФ следует понимать расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Пунктом 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
Согласно статье 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно было произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб).
В пункте 2 статьи 1079 ГК РФ указано, что владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником.
Как следует из материалов административного и уголовного дела -объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении от 05.02.2019, данное Беляевым Е.Р. в момент совершения ДТП инспектору ОГИБДД (т. 2 л. 70), протокола осмотра места совершения административного правонарушения от 05.02.2019, составленное сотрудником ОГИБДД 05.02.2019 (т. 1 л. 131), на момент ДТП Беляев Е.Р. являлся водителем транспортного средства у ИП Маркова В.А.
С учетом означенных обстоятельств, объяснений, данных Беляевым Е.Р. в рамках дела об административном правонарушении в момент ДТП 05.02.2019, указанный гражданин управлял транспортным средством, находясь в трудовых отношениях с ИП Марковым В.А., исполняя трудовые обязанности.
Ссылки ответчика на договор купли-продажи транспортного средства от 01.02.2019 между ИП Марковым В.А. и Беляевым Е.Р. судом не могут быть приняты.
Действительно, согласно требованиям Гражданского законодательства, переход права собственности на транспортное средство происходит с момент заключения договора купли-продажи.
Однако, при этом, стороны должны подтвердить реальность совершенной ими сделки.
Пунктом 3 постановления Правительства Российской Федерации от 12.08.1994 № 938 «О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации», действующим на момент заключения договора купли-продажи определено, что собственники транспортных средств обязаны в установленном порядке зарегистрировать их или изменить регистрационные данные в Государственной инспекции, в том числе в течение 10 суток после приобретения транспортных средств, замены номерных агрегатов или возникновения иных обстоятельств, потребовавших изменения регистрационных данных.
Лица, за которыми зарегистрированы транспортные средства, обязаны снять транспортные средства с учета в подразделениях Государственной инспекции, в которых они зарегистрированы, в случае утилизации транспортных средств либо при прекращении права собственности на транспортные средства в предусмотренном законодательством Российской Федерации порядке.
В данном случае, документы уполномоченного органа, подтверждающие снятие собственником транспортного средства с регистрационного учета, в материалах дела отсутствуют.
Более того, в ответе на запрос суда от 28.08.2020 Управлением министерства внутренних дел Российской Федерации было указано, что собственником транспортного средства марки MAN TGX 18/440 гос.знак Е178УВ35 с прицепом SCHMITZ cargobull гос.знак АН577135 по состоянию на 05.02.2019 и по настоящее время является Марков В.А.
Согласно ответа Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы № 11 по Вологодской области от 14.01.2021 на запрос суда именно ИП Марков В.А. являлся плательщиков транспортного налога в отношении транспортного средства марки MAN TGX 18/440 гос.знак Е178УВ35.
Доказательств обращения сторон в регистрирующий орган за сменой собственника суду не представлено.
Одновременно стороны не представили доказательств произведенной Беляевым Е.Р. оплаты за приобретенный автомобиль.
Представленный суду акт о предоставлении рассрочки исполнения обязательств без предъявления суду первичной документации по внесенным Беляевым Е.Р. денежным средствам, таким доказательством не является.
При этом, учитывая, характеристики имущественного положения Беляева Е.Р. имеющиеся в материалах уголовного дела, материальной возможности приобрести данное транспортное средство у последнего не имелось, согласно характеристике лейтенанта полиции УУП ОМВД России по Великоустюгскому району, Беляев Е.Р. проживает на случайные заработки (т. 2 л. 68), доказательств наличия денежных средств для осуществления данной покупки стоимостью 3 000 000 рублей, суду не представлено.
Кроме того, как следует из материалов уголовного дела, Беляев Е.Р. осуществлял доставку груза из города Сокол в город Кирово-Чепецк.
При этом, ни в материалах административного и уголовных дел не имеется ни договора-заявки, заключенного Беляевым Е.Р. на перевозку груза, ни путевого листа, ни товарно-транспортной накладной, подтверждающих, что непосредственно Беляев Е.Р. заключил договор заявку на перевозку груза и осуществлял ее от своего имени будучи собственником транспортного средства. Не представлено таких документов и непосредственно Беляевым Е.Р. по запросу суда.
Согласно устным пояснениям ИП Маркова В.А. в судебном заседании в настоящее время данное транспортное средство находится на принадлежащей ему стоянке, при этом каких-либо договоров хранения, либо аренды, с доказательствами производимых Беляевым Е.Р. оплат также не представлено.
Представленные Беляевым Е.Р. акты об оказании услуг от 21.07.2020 и от 21.01.2021 с индивидуальным предпринимателем Карелиным Р.А., в качестве доказательства проводимого Беляевым Е.Р. восстановительного ремонта транспортного средства после ДТП не могут являться достоверными доказательствами данного факта.
Список услуг, указанных в актах и их стоимость не соответствуют повреждениям транспортного средства, указанным в материалах административного и уголовного дела, а относятся к проводимым в отношении транспортного средства профилактическим (плановым) осмотрам.
Как следствие, из совокупности имеющихся в материалах дела документов, суд пришел к выводу, что договор купли-продажи транспортного средства от 01.02.2019 совершен сторонами после имевшего место ДТП лишь для вида без намерений создать соответствующие правовые последствия.
Представленные ответчиком копия приказа об увольнении Беляева Е.Р. от 01.02.2019 и справка из Пенсионного фонда Российской Федерации о том, что в феврале 2019 года ответчик не представлял данных на Беляева Е.Р. как на его работника также не могут быть приняты судом в качестве доказательства того, что на момент ДТП Беляев Е.Р. не являлся работником.
В соответствии с пунктом 2.2. статьи 11 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования в Российской Федерации» страхователь ежемесячно не позднее 15-го числа месяца, следующего за отчетным периодом - месяцем, представляет о каждом работающем у него застрахованном лице, как следствие, у ИП Маркова В.А. имелась возможность после ДТП произвести увольнение Беляева Е.Р. и не представлять на него сведения за февраль 2019 года.
При этом, как уже указывалось выше, на момент ДТП (05.02.2019) Беляев Е.Р. сообщал о том, что является водителем ИП Маркова В.А., не указывая нигде, что непосредственно он является собственником транспортного средства (материалы административного дела), в дальнейшем стал указывать, что является временно не работающим, при этом в материалах уголовного дела также отсутствуют пояснения, что он на момент ДТП являлся собственником транспортного средства.
Совокупность перечисленных доказательств позволяет суду прийти к выводу о доказанности наличия трудовых отношений между ИП Марковым В.А. и Беляевым Е.Р. на момент совершения последним ДТП, а также того факта, что ИП Марков В.А. как на момент совершения ДТП так и в настоящее время является собственником транспортного средства марки MAN TGX 18/440 гос.знак Е178УВ35 с прицепом SCHMITZ cargobull гос.знак АН577135.
Надлежащих и допустимых доказательств, опровергающих данный факт, ответчиком в нарушение статей 1064 и пунктов 1 и 2 статьи 1079 ГК РФ, в соответствии с которыми именно на ответчике лежит бремя доказывания того, что на момент ДТП он не владел транспортным средством, суду не представлено.
Кроме того, суд учитывает, что ИП Черников В.И. обращался в Вологодский городской суд с аналогичным иском к Маркову В.А. Последний предоставлял в материалы дела договор купли-продажи транспортного средства, однако Вологодский городской суд прекратил производство по делу в связи с его неподсудностью с указанием на то, что Марков В.А. является индивидуальным предпринимателем. ИП Марков В.А. с данным определением согласился. Доказательств обжалования данного судебного акта по причине того, что надлежащим ответчиком является физическое лицо Беляев Е.Р. и дело подсудно суду общей юрисдикции суду не представлено.
Как следствие, в рассматриваемом деле убытки, причинены в результате ДТП, виновным в совершении которого признан водитель ИП Маркова В.А. -Беляев Е.Р. В связи с этим ответчик признается причинителем вреда.
В результате ДТП, произошедшего по вине работника ответчика, истцу причинены убытки, размер которых подтвержден материалами дела.
Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 10.03.2017 № 6-П разъяснил, что законодательство об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств регулирует исключительно данную сферу правоотношений (что прямо следует из преамбулы Закона об ОСАГО, а также из преамбулы Единой методики) и обязательства вследствие причинения вреда не регулирует: в данном случае страховая выплата, направленная на возмещение причиненного вреда, осуществляется страховщиком на основании договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и в соответствии с его условиями.
Вместе с тем названный Закон как специальный нормативный правовой акт, не исключает распространение на отношения между потерпевшим и лицом, причинившим вред, общих норм Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах из причинения вреда. Следовательно, потерпевший при недостаточности страховой выплаты на покрытие причиненного ему фактического ущерба вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счет лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб, путем предъявления к нему соответствующего требования. В противном случае - вопреки направленности правового регулирования деликтных обязательств - ограничивалось бы право граждан на возмещение вреда, причиненного им при использовании иными лицами транспортных средств.
Конституционный Суд Российской Федерации в названном постановлении также отметил, что размер страховой выплаты, расчет которой производится в соответствии с Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов, может не совпадать с реальными затратами на приведение поврежденного транспортного средства - зачастую путем приобретения потерпевшим новых деталей, узлов и агрегатов взамен старых и изношенных -в состояние, предшествовавшее повреждению.
Соответственно, при исчислении размера расходов, необходимых для приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до повреждения, и подлежащих возмещению лицом, причинившим вред, должны приниматься во внимание реальные, т.е. необходимые, экономически обоснованные, отвечающие требованиям завода-изготовителя, учитывающие условия эксплуатации транспортного средства и достоверно подтвержденные расходы, в том числе расходы на новые комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты).
В контексте конституционно-правового предназначения статья 15, пункт 1 статьи 1064, статья 1072 и пункт 1 статьи 1079 ГК РФ Закон об ОСАГО, как регулирующий иные - страховые - отношения, и основанная на нем Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства не могут рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера убытков в рамках деликтных обязательств и, таким образом, не препятствуют учету полной стоимости новых деталей, узлов и агрегатов при определении размера убытков, подлежащих возмещению лицом, причинившим вред.
Как следует из определений Конституционного Суда Российской Федерации от 21.06.2011 № 855-О-О, от 22.12.2015 № 2977-О, № 2978 и № 2979-О, положения Закона об ОСАГО, определяющие размер расходов на запасные части с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, а также предписывающие осуществление независимой технической экспертизы и судебной экспертизы транспортного средства с использованием единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, не препятствуют возмещению вреда непосредственным его причинителем в соответствии с законодательством Российской Федерации, если размер понесенного потерпевшим фактического ущерба превышает размер выплаченного ему страховщиком страхового возмещения. С этим выводом согласуется и положение пункта 23 статьи 12 Закона об ОСАГО, согласно которому с лица, причинившего вред, может быть взыскана сумма в размере части требования, оставшейся не удовлетворенной в соответствии с данным Законом.
Иное означало бы, что потерпевший лишался бы возможности возмещения вреда в полном объеме с непосредственного причинителя в случае выплаты в пределах страховой суммы страхового возмещения, для целей которой размер стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определен на основании Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов. Это приводило бы к несоразмерному ограничению права потерпевшего на возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, к нарушению конституционных гарантий права собственности и права на судебную защиту. При этом потерпевшие, которым имущественный вред причинен лицом, чья ответственность застрахована в рамках договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, ставились бы в худшее положение не только по сравнению с теми потерпевшими, которым имущественный вред причинен лицом, не исполнившим обязанность по страхованию риска своей гражданской ответственности, но и вследствие самого введения в правовое регулирование института страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств - в отличие от периода, когда вред во всех случаях его причинения источником повышенной опасности подлежал возмещению по правилам главы 59 ГК РФ, то есть в полном объеме.
С учетом изложенного, является ошибочной позиция ответчика и третьего лица о том, что ущерб с причинителя вреда должен взыскиваться с учетом износа.
Исходя из совокупности указанных выше норм права и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации истец не лишен права в полном объеме возместить ущерб за счет причинителя вреда.
При этом, лицо, к которому потерпевшим предъявлены требования о возмещении разницы между страховой выплатой и фактическим размером причиненного ущерба, не лишено права ходатайствовать о назначении соответствующей судебной экспертизы, о снижении размера подлежащего выплате возмещения и выдвигать иные возражения. В частности, размер возмещения, подлежащего выплате лицом, причинившим вред, может быть уменьшен судом, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной, более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества (абзац 4 пункта 5.3. постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 10.03.2017 № 6-П).
В соответствии со статьей 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, исходя из представленных доказательств (часть 1 статьи 64, 168 АПК РФ).
Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, в том числе экспертные заключения, представленные истцом, доводы и возражения лиц, участвующих в деле, в их совокупности и взаимосвязи, в порядке, предусмотренном статьями 65, 66, 67, 68, 71 АПК РФ, суд приходит к выводу, что представленные истцом экспертные заключения являются допустимыми доказательствами по делу, подтверждающим стоимость восстановительного ремонта автомобиля марки марки MAN TGX 18/440 гос.знак Е178УВ35 с прицепом SCHMITZ cargobull гос.знак АН577135 без учета износа в размере 5 145 300 рублей.
При этом, ИП Марков В.А. каких-либо доказательств в обоснование своей правовой позиции об иной стоимости восстановительного ремонта данного автомобиля суду не представил, ходатайств о проведении по делу судебной экспертизы не заявил.
Согласно части 2 статьи 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий.
Как следствие, с учетом выплаченного страхового возмещения, требование истца о взыскании ущерба в виде стоимости восстановительного ремонта в размере 4 745 300 рублей являются обоснованными и подлежат удовлетворению.
Также, истцом предъявлены к взысканию судебные расходы по возмещению стоимости досудебных экспертиз в размере 25 000 рублей.
Согласно статье 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.
В силу статьи 106 АПК РФ к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в абзаце втором пункта 2 постановления от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разъяснил, что перечень судебных издержек, предусмотренный Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, не является исчерпывающим. Так, расходы, понесенные истцом, в связи с собиранием доказательств до предъявления искового заявления, могут быть признаны судебными издержками, если несение таких расходов было необходимо для реализации права на обращение в суд и собранные до предъявления иска доказательства соответствуют требованиям относимости, допустимости. Например, истцу могут быть возмещены расходы, связанные с легализацией иностранных официальных документов, обеспечением нотариусом до возбуждения дела в суде судебных доказательств (в частности, доказательств, подтверждающих размещение определенной информации в сети «Интернет»), расходы на проведение досудебного исследования состояния имущества, на основании которого впоследствии определена цена предъявленного в суд иска, его подсудность.
Таким образом, само по себе включение в состав судебных расходов, предъявленных к возмещению стороной, в пользу которой принят судебный акт, и понесенных ею в связи с определением цены иска, не является основанием для отказа в возмещении этих расходов за счет проигравшей спор стороны, при условии, если несение таких расходов было необходимо для реализации права на обращение в суд и собранные до предъявления иска доказательства соответствуют требованиям относимости, допустимости.
Согласно разъяснениям Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенным в пункте 13 постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», заключение эксперта по результатам проведения судебной экспертизы, назначенной при рассмотрении иного судебного дела, а равно заключение эксперта, полученное по результатам проведения внесудебной экспертизы, не могут признаваться экспертными заключениями по рассматриваемому делу.
Такое заключение может быть признано судом иным документом, допускаемым в качестве доказательства в соответствии со статьей 89 АПК РФ.
Издержки, связанные с получением представленных письменных доказательств, положенных в основу принятых судебных актов, подлежат взысканию по правилам 110 АПК РФ (определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.01.2017 № 308-ЭС16-18988).
Исследовав и оценив в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, суд установил, что истец провел досудебное экспертное исследование с целью формирования правовой позиции по настоящему делу и результаты проведенного исследования предъявлены истцом для реализации своего права на судебную защиту.
Применительно к обстоятельствам настоящего дела, досудебное заключение является допустимым доказательством, связанным с предметом доказывания факта наличия у истца убытков.
В данном случае заключения досудебного экспертного исследования являлись письменными доказательствами по делу, представлены истцом в связи с разрешением спора.
Факт несения судебных расходов в размере 25 000 рублей подтвержден представленными в материалы дела: договорами от 21.02.2019 и квитанциями по выплате ИП Черниковым В.И. денежных средств эксперту ИП Потлову В.В. от 10.04.2019.
Как следствие, данные судебные расходы подлежат возмещению за счет ответчика.
Кроме того, истцом предъявлены судебные расходы на оплату услуг представителя в размере 30 000 рублей.
Как следует из представленных в материалы дела документов, между истцом (Заказчик) и ИП Рязановым А.М. (Исполнитель) заключен договор об оказании консультационных и юридических услуг от 12.04.2019, в соответствии с которым Исполнитель взял на себя обязательства отказывать консультационные и юридические услуги при разрешении в судебном порядке спорных вопросов с Марковым В.А., связанных с возмещением ущерба причиненного транспортному средству Заказчика.
Как следует из пункта 2.1. договора Исполнитель обязуется подготовить претензию и составить исковое заявление.
В данном случае, материалы дела не содержат доказательств выполнения данным Исполнителем каких-либо работ в рамках рассматриваемого дела.
Подготовленная ИП Рязановым А.М. претензия в материалы дела не представлена, исковое заявление составлено и подписано иным исполнителем, который в дальнейшем и принимал участие в судебном процессе.
Как следствие, оснований для взыскания судебных расходов в размере 10 000 рублей по договору от 12.04.2019 не имеется.
При этом между ИП Черниковым В.И. (заказчик) и обществом с ограниченной ответственностью «Северный консалтинговый центр» в лице заместителя директора Барболина Олега Васильевича, действующего на основании доверенности от 01.06.2019 (Исполнитель) заключен договор на оказание юридических услуг № 25-502/2020, в соответствии с условиями которого Исполнитель взял на себя обязательства представлять интересы Заказчика в Арбитражном суде Вологодской области по исковому заявлению ИП Черникова В.И. о взыскании материального ущерба, причиненного в результате ДТП 05.02.2019.
Стоимость услуг согласована сторонами в размере 20 000 рублей, денежные средства перечислены по платежному поручению от 28.07.2020 № 922.
Как следует из статьи 65 АПК РФ, пунктов 20 и 21 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», пункта 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.12.2007 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах», лицо, требующее возмещения расходов на оплату услуг представителя, доказывает их размер и факт выплаты. Другая сторона вправе доказать их чрезмерность с обоснованием, какая сумма расходов по аналогичной категории дел является разумной. При определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист, сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов, имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг, продолжительность рассмотрения и сложность дела.
Обязанность суда взыскивать в разумных пределах расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя. В то же время взыскание заявленных расходов в меньшем размере должно быть мотивированным. При оценке данных расходов на предмет чрезмерности суд должен исходить из доказанности данного обстоятельства другой стороной. Именно поэтому в части 2 статьи 110 АПК РФ речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.
Доказательства, подтверждающие разумность понесенных расходов на оплату услуг представителя, должна представить сторона, требующая возмещения указанных расходов, другая сторона вправе доказывать их чрезмерность (статья 65 АПК РФ, пункт 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.12.2007 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах»).
В силу абзаца 2 пункта 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (статьи 2, 41 АПК РФ) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер.
По положениям статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
В данном случае, факт оказания представителем исполнителя услуг, а также факт их оплаты подтверждены материалами дела.
Представитель истца подготовил исковое заявление, участвовал в трех судебных заседаниях Арбитражного суда Вологодской области, заявлял ходатайства.
В суде первой инстанции исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Доказательств несоразмерности заявленных расходов в материалы дела не представлено.
Как следствие, расходы, понесенные индивидуальным предпринимателем Черниковым В.И. на оплату услуг представителя в суде первой инстанции, подлежат возмещению за счет ИП Маркова В.А. в размере 20 000 рублей.
При удовлетворении исковых требований расходы истца по уплате государственной пошлины подлежат возмещению за счет ответчика.
Руководствуясь статьями 110, 167-171, 176, 181 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Вологодской области

р е ш и л:

взыскать с индивидуального предпринимателя Маркова Владимира Анатольевича в пользу индивидуального предпринимателя Черникова Виталия Ивановича 4 745 300 рублей в возмещение убытков, а также 25 000 рублей в возмещение расходов по проведению досудебной экспертизы, а также 20 000 рублей судебных расходов на представителя, 46 727 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

В остальной части взыскания судебных расходов на представителя отказать.

Решение может быть обжаловано в Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия.

Судья
Н.Ю. Курпанова

Заголовок: Взыскание ущерба в ДТП через арбитражный суд.
Описание: Арбитражным судом взыскан ущерб, причиненный в результате столкновения двух грузовых автомобилей.
Ключевое слово: арбитражный, суд, взыскание, ущерб, дтп, исковое, заявление, решение, вологда, юрист, автоюрист



Наши телефоны в Вологде: (8172) 50-11-94 и +7-900-558-58-22
Назад к содержимому